preloder
Без категории

Ответ простого инженера Ляпина первому заместителю председателя ДУМ РФ Дамиру Ваисовичу Мухетдинову

Вот пишет уважаемый первый заместитель председателя ДУМ РФ Дамир Мухетдинов «Фарит Усманович Ляпин — советский инженер, не имеет высшего религиозного образования…». Ну,  во-первых в советское время — диплом не покупали, надо было заслужить — знаниями, умом, талантом, упорной учебой и работой. Потом я работал  на руководящей работе и не «по блату». Это научило собранности, дисциплине, умению четко решать поставленные задачи, самому ставить задачи перед людьми и требовать отчет о выполнении. А муфтий — это в первую очередь руководитель.

Ну, если по порядку начать. Я родился в 1947 году в селе Неверкинское, в Пензенской области. После школы меня призвали в армию, я служил на Северном флоте, затем  окончил Казанский инженерно-строительный институт, факультет промышленного и гражданского строительства.  И в числе 20 выпускников получил распределение на работу в Иваново. Начал мастером, а через три года был назначен на должность главного инженера. В достаточно молодом еще возрасте. И только благодаря тому, что показал свой профессионализм в работе, трудолюбие и умение руководить. Никаких «знакомств» у меня не было. Все своим трудом. У меня действительно нет специального религиозного образования. Но я вырос в семье, где все жили в соответствии с исламскими нормами, в соответствии с верой отцов и дедов. Мой отец говорил: «Первое мая, 7 ноября, Новый год – это праздники за воротами нашего дома. У нас дома только два праздника – Ураза-Байрам и Курбан-Байрам». Отец мой Усман занимал руководящий пост. Он в свое время получил очень хорошее образование – окончил новометодное – джадидистское медресе, а потом еще четыре класса «русской» школы. Имел и светское и религиозное образование. Даже на фортепьяно играть умел. И тоже обладал талантом руководителя. Это у нас, видимо, «по наследству» передается. Мой дед имел дворянское происхождение – из рода татарских мурз Бадай. Был, как и бабушка, глубоко верующим человеком. И вера его была не только в соблюдении всех норм ислама «теоретически». Он был купцом второй гильдии, имел магазины. Бедные люди шли к нему за продуктами «в долг». Так и говорили —  «Абдулла бабайга идем…». А почему, а потому, что часто он долги эти «забывал». Не потому, что действительно память плохую имел. Такого быть не могло. Предприниматель должен четко бухгалтерию вести. Он так старался помогать неимущим, поддерживал их. Это качества, присущие настоящему мусульманину. Когда деда хотели репрессировать – сослать в Сибирь – все сельские бедняки встали за него, как говорится «горой» — защитили, не дали сослать.

В 1993 году я создал Ивановское областное татарское общество «Восток-Шарек». Целью общества было сохранение и развитие в нашем регионе татарского языка и культуры. Затем была создана местная религиозная организация мусульман, на учредительном съезде меня избрали председателем. В 2003 году в Иваново открылась первая в городе Соборная мечеть. В 2018 году мы запланировали строительство второй очереди нашей мечети. Курбан-байрам 2020 года наши мусульмане уже встречали и в «старой» мечети и в полностью готовом цокольном этаже, строящейся  второй очереди Ивановской соборной мечети. Вся инфраструктура там уже готова и молельные залы с ковровым покрытием и теплыми полами. И богослужения из главного молельного зала транслируются. Так, что у нас слово с делом не расходится. «Наш молельный  дом в Екатеринбурге снесли, в Тамбове такое же тяжелое положение…» — сетует Дамир Мухетдинов. А у нас в Духовном управлении мусульман Ивановской области действует пять молельных домов – в Шуе, Тейково, Хованском-Ильинском, Фурманове и Кинешме. Три школы хафизов Корана действует — в Иваново, Шуе и в райцентре Ильинское-Хованское. А в ДУМ РФ, кстати, нет ни одной. Да и «флагман исламского образования» — Московский исламский институт сначала аккредитации лишили, а потом и лицензии за несоответствие требованиям образовательного учреждения. Сейчас нет там ни одного студента. Сейчас у нас запланировано строительство двух новых мечетей в Шуе и Кинешме. Молельные дома там есть, а теперь и мечети Ин ша Аллах будут. Надо уметь работать в контакте с властями, находить общий язык, а не идти на конфронтацию. И это будет на пользу мусульманам. Я, кстати сказать, себя муфтием не называю – председатель ЦРО ДУМ Ивановской области. Но прихожане наши говорят мне – муфтий. Я, говоря современным языком – «эффективный менеджер». Исламскими науками,  фикхом —  у нас у нас занимаются специалисты с высшим исламским образованием. Мой заместитель Халид Якупов, в том числе. У нас все имамы и в Иваново и в общинах – с профессиональным исламским образованием. Я как руководитель регулярно встречаюсь с нашими председателями мусульманских общин, с имамами. Это рабочие встречи, обсуждаем насущные дела, решаем вопросы. Вместе чай пьем. Я с каждым говорю. Ну, понятно, телефон, «вотцап» — это всегда на связи. А вот с муфтием «всея Руси» Равиля Гайнутдина я не общался несколько лет. Видел его на съездах и форумах. «Салям» ему говорил, когда он рядом проходил и он мне в ответ. И все. Никаких встреч, бесед пять лет не было. Хотя, о чем говорить было. Это как то странно получается. Некогда ему с людьми «простыми» общаться. Я на него не «обижаюсь», как считает Дамир Мухетдинов. Это просто реальное неумение работать с людьми. Тем, более, что, например,  с муфтием Республики Татарстан Камилем Самигуллиным  я встречаюсь регулярно. У него время есть, чтобы и со мной встретиться, и с имамами, и с прихожанами. Я и с уважаемым Равилем Гайнутдином готов общаться и общие проекты реализовывать, но не как «подчиненный», а на равных – как партнер, на договорных отношениях. Это и есть мусульманские отношения – братские. А не «хозяин и раб». Тогда и будет единство российской уммы достигнуто – братским уважением и сотрудничеством, а не рабским принижением и зависимостью «от хозяина».