preloder
Без категории

Синематограф по-татарски

Татарский народ всегда отличался стремление к техническому прогрессу, умением использовать современные достижения. Кино – не исключение. Кинотеатр или, как говорили в те времена — синематограф «Буфф» располагался в Казани на Евангелистовской улице Старотатарской слободы, в доме Ибрагимова, под номером 759. Помимо русской вывески снаружи имелась еще надпись на татарском языке. Благодаря оригинальным способам организации кинодела, «Буфф» как татарский развлекательный центр получил широкую известность.

Его открыл в 1911 г. кинопрокатчик Тимерша Соловьев. Этот молодой человек отличался кипучей энергией. К тому времени ему исполнилось 36 лет, он был родом из Свияжского уезда, деревни Шуширма. Учился в Казани, сначала в медресе «Марджания», а потом в Татарской учительской школе, т.е. для обычного татарского парня имел неплохую профессиональную подготовку. Сначала зарабатывал на жизнь трудом мугаллима (в медресе «Усмания» и в русско-татарской школе), но увлечение некоторыми популярными идеями начала ХХ в. привели его к официальной «профнепригодности» в качестве учителя. Иными словами, молодого специалиста признали политически неблагонадежным, поэтому он был лишен права преподавать где-либо. Но наш герой никогда не унывал, и отправился из Казани в Оренбург.

В этом городе он женился на родной сестре писателя Фатиха Карими – Гасиме. Это был счастливый семейный союз. По словам родственников, Тимерша эфенди обращался обычно к Гасиме ханым исключительно словом «аппагым».

 

Энергичный Тимерша Соловьев брался и за журналистскую, издательскую работу, однако редактируемые им газета «Урал», журнал «Чукеч» были закрыты по цензурным соображениям. Он не отказывался и от обязанностей «менеджера». Например, некоторое время Тимерша эфенди являлся доверенным лицом и  представителем оренбургского миллионера Ахмеда Хусаинова, управлял его образовательным фондом при медресе «Хусаиния», а также «Двухсветной гостиницей» на  Нижегородской ярмарке. Конечно же, вся эта бесконечная смена деятельности была продиктовано не только его неуемным характером, но и материальными соображениями. У Соловьевых росли маленькие сыновья, и надо было кормить их.

Казанский синематограф «Буфф» стал очередным этапом бурной экономической жизни Соловьева.

Оригинальным новшеством кинематографа Тимерши Соловьева стало то, что зал разделили на две части: на женскую и мужскую. Рассчитан он был на 100-150 мест.

В зависимости от финансовых возможностей, можно было выбрать места на дубовых скамейках, на венских стульях, или расположиться на мягких плюшевых креслах. Здесь показывали кинохроники различных торжественных событий, виды городов, киносцены разных жанров: от комедий до трагедий.

В татарском синематографе «Буфф» разделили зрительный зал женские и мужские места.

Во время антрактов выступали музыканты и певцы, артисты татарской драматической труппы «Сайяр», которые читали стихи, показывали отрывки из спектаклей. Рекламировали заведение с помощью отпечатанных в типографии объявлений, на которые по-разному реагировала уличная публика.

По словам сына Тимерши Соловьева — Фуада, «здесь впервые, хотя и в очень примитивной форме была сделана попытка приблизить кинематограф  к восприятию татарского зрителя. Как гласила реклама кинематографа «Буфф», «для удобства татарской публики надписи на картинах даются в переводе на татарский язык».

Эту техническую задачу выполняли братья жены Тимерши Соловьева — студенты Казанского университета Камиль Каримов и Рашид Фахретдинов (сын Ризаитдина Фахретдина), а также периодически приезжавшие в Казань, студенты столичных университетов — Гариф Каримов и Ахад Фахретдинов (сын Р.Фахретдина) с друзьями.

Они смывали титры с кинопозитивов, затем покрывали пленку яичным белком и наносили тушью надписи арабскими буквами на татарском языке.

Самодеятельно переведенные фильмы пользовались большим успехом у мусульманской публики. Братья продвинулись еще дальше. Стоя за экраном, они начали комментировать фильмы вслух. Но эта затея быстро была пресечена цензорами. Несмотря на такие оригинальные способы организации предприятия, работал «Буфф» недолго. Уже в конце 1911 года он перестал функционировать из-за коммерческих разногласий между хозяевами кинотеатра — Тимершой Соловьевым и Залялютдином Баязитовым.

Как свидетельствуют архивные судебные дела, первый значился как юридический хозяин, второй был фактическим владельцем. Они являлись родственниками, Баязитов был женат на сестре Соловьева. Организовывали дело вместе, но документы получили только на одно имя. 15 ноября 1911 года деловые партнеры заключили договор купли-продажи, по которому Тимерша Соловьев продал в рассрочку кинематограф «Буфф» Залялютдину Баязитову за 2000 рублей. Дело дошло до Окружного суда, поскольку Баязитов не собирался отдавать родственнику деньги за покупку, считал, что он достаточно потратился при открытии синематографа. Однако,  в качестве доказательств сумел предоставить лишь многочисленные счета, выписанные на свое имя. Суд был на стороне Тимерши Соловьева. Но судебные разбирательства между родственниками продолжались даже в 1918 году.

Однако, идея «татарского» кинематографа не сгинула в небытие. В том же 1911 году другой предприниматель Шайхутдин Ишмухаметов в районе Сенного базара открыл кинематограф «Свет». Он располагался в двух кварталах от синематографа «Буфф». Вероятно, одной из причин закрытия последнего стала еще конкуренция, возникшая между двумя мусульманскими синематографами.

В этом кинотеатре не было никаких родственных разбирательств между двумя владельцами. Наверно, поэтому «Свет» работал даже после Октябрьской революции…

В советские годы Тимерша Соловьев жил сначала в Казани, потом уехал Центральную Азию. Работал банковским служащим в Алма-Ате. Последние годы жизни провел в Москве, у своих сыновей.